Главная » Политика

Пиратские сны

6 июня 2010 Один комментарий

pirats1Я уже не ребенок, и я все еще хочу быть, жить с пиратами.

Ибо хочу вечно жить среди чудес.

Кэти Акер

Структура реального мира – конечна. Потому, я желаю оказаться на пиратском судне. Желаю только одного – быть рядом с пиратами. И я уже почти чувствую под ногами палубу. Меня пугает качка, и я выблевываю содержимое желудка (ром и безвкусных омаров) за борт. В действительности – вино и куриные котлеты вываливаются из моего рта на пол закусочной.

Ребенком я никогда не играл в пиратов. Чудеса и так окружали меня. Ощущал ли себя ребенок отдельно от чудес? Или он воспринимал чудеса как нечто неотрывное от него, такое же необходимое как рука или, вот, к примеру, нос – имеющий место на лице, однако, — невидимый.

Пираты существовали отдельно от меня и веселились, задирали друг друга, танцевали и выкатывали бочки рома на палубы своих прекрасных кораблей.

Грезить вообще, и грезить о пиратах в частности – роскошь. Это потребность возникает, как многие думают “с жиру”. Те взрослые, которые не сдали своих детских позиций государству, продолжают отстаивать свою автономию, порождая и пересказывая анекдоты, слухи и воспоминания. Так побеждается тоталитаризм.

Пираты, подобны детям и цветам. Пираты как дети и цветы нарушают симметрию пространства, вызывают неконтролируемые эмоции (симпатии), отличаются совершенно особым отношением к смерти. Дети и пираты очень легко совершают самые страшные преступления, а цветы одинаково произрастают как на лугах, так и на могилах. Настоящая власть (настоящая – всегда тоталитарна) любит только однозначные интерпретации. Поэтому, она выдумала телевизор, где общение всегда односторонне. Потому она заинтересована в воспитании детей, искоренении пиратства и подстрижке клумб. Если дать расти цветам как угодно и где угодно, то есть опасение, что Власти взрослого человека придет конец. Опасность, исходящая от освободившейся природы – один из излюбленных сюжетов Голливуда – огромные пауки, мухи, черви, неконтролируемые обитатели лабораторий и зверинцев. Восстание цветов, к примеру, очень хорошо было продемонстрировано в киноленте “День триффидов”.

Власть также опасается литературы и остерегается вооружать школьников. Потому, что ничто не сможет остановить разноголосицу вооруженных и начитанных. Любой дискурс может быть поставлен под сомнение, оспорен и высмеян если к знаниям относиться играючи, пинать их и расставлять руководствуясь только своим желанием. Так порождается Многоголосие – борьба против иерархии, потому так опасны орущие дети, потому так строги воспитатели.

Ночью я вышел на палубу воображаемого корабля и взглянул на самую яркую звезду, — она была как бы в дымке, несмотря на безоблачное небо. Взрослые объяснили это помутнением зрения, или вот неожиданной слезинкой. Отчего же все остальные звезды различались отчетливо… Тогда я понял, что дело действительно в слезинке, только … не в моей. Некоторое время спустя кто-то в моем присутствии произнес: “луна умылась кровью”, — для меня это была не метафора. С тех пор беспокойство поселилось рядом со мной. Вещи жили собственной жизнью и лишь изредка брали у двуногих взаймы “слишком человеческого”. Бывало, что и расплачивались с людьми — почти всегда ужасом и более мелкой монетой – изумлением.

Заигравшийся ребенок не различает разделительной черты между игрой и реальностью. Если начать играть в пиратов… Потому время игр всегда регламентируется.

Я сосал материнскую грудь, а пираты лапали портовых девок, я научился ходить на горшок, а пираты мочились в море – прямо в беснующуюся стихию, спали в лужах собственной мочи на полу таверны, я пошел в школу, а пираты палили из пушек по городу, — разлетались в пыль здания гимназий и высоченные тюремные стены. Что может манить в пиратстве – головокружение. Особое состояние – когда мозг опален, а чувства находятся как бы в зародыше.

Мне кажется, пираты не умирают от старости, а я не представляю себя старой поношенной бабкой.

А еще пираты не носят в руках дурацкие целлофановые пакеты, а мужчины, что меня окружают утром в автобусе – толкаются – все сплошь с пакетами или с не менее дурацкими сумками. В этих пакетах – обед. И они не пекутся о детях своих. И не заботятся о дне завтрашнем. И не выталкивают вперед себя своих женщин к прилавку в магазине, когда нужно купить что-нибудь кроме сигарет и спиртного.

Пираты берут в плен женщин, а те не всегда этому сопротивляются, пусть даже им и случается потом болтаться на рее. Женщинам снятся пиратские суда, и лишь в последнее время их стали манить пиратские сокровища, — это обнищавший женский архетип — человеческая самка.

Меня всегда раздражала привычка некоторых мужчин — сидеть в маршрутном такси широко раздвинув ноги, раздражала, пока мне не открылось, что именно так должен сидеть истинный пират на пороховой бочке. Видимо, какая-то глубинная память не оставляет современного мужчину в покое, раздвигая ему ноги, тем самым даруя комфорт в таком, казалось бы обычном процессе – передвижении в общественном транспорте по городу. Может быть, именно благодаря ей (памяти), мужчина предается пьянству, мечтая почувствовать под ногами качающуюся палубу.

А еще чудовища! Да! – великолепные, с огромными плавниками, ползущие по дну мирового океана, спящие под вековым слоем ила, невыносимо прекрасные, заглатывающие целиком небольшие рыбацкие лодки. Ведь именно таким должен быть враг – вызывающий трепет и уважение, а не омерзение, как, к примеру, участковый или вот разжиревшее тело местечкового олигарха. Враг – это не противоположность, а близкий тебе, стоящий с тобой на одной вершине. И вот перед вами – слепящий снег, и кто-то должен сорваться вниз, тот, о ком будешь жалеть всю оставшуюся жизнь. Таков должен быть истинный Враг. Враг пирата – Левиафан:

…кто подойдет к двойным челюстям его? Кто может отворить двери лица его? круг зубов его — ужас; крепкие щиты его — великолепие; они скреплены как бы твердою печатью; один к другому прикасается близко, так что и воздух не проходит между ними; один с другим лежат плотно, сцепились и не раздвигаются. От его чихания показывается свет; глаза у него как ресницы зари; из пасти его выходят пламенники, выскакивают огненные искры; из ноздрей его выходит дым, как из кипящего горшка или котла. Дыхание его раскаляет угли, и из пасти его выходит пламя. На шее его обитает сила, и перед ним бежит ужас. Мясистые части тела его сплочены между собою твердо, не дрогнут. Сердце его твердо, как камень, и жестко, как нижний жернов. (Иов.40:20-41:26)

Морской Змей и Бездна – вот друзья и одновременно враги пирата. У современного мужчины другие предпочтения, соответственно — Зеленый Змий и Женщина. Потому, так уныл этот мир.

И вот — ночь, и вот – закрываю глаза, и тьма окутывает меня и сгущается, огромным черным полотнищем раскрывается и хлопает над моим окоченевшим от ужаса разумом. И вот бесшумные корабли и отважные люди наполняют мою комнату.

Попутный ли ветер?

Андреа ЧАСОВСКИИ

Релевантно:

Солнечный Русский

Один комментарий »

  • Дмитрий said:

    Текст автора Андреа Часовски. а кого Вы там обозначили — вранье полное. http://proza.ru/2010/03/08/620 — вот оригинал.

Leave your response!

Add your comment below, or trackback from your own site. You can also subscribe to these comments via RSS.

Be nice. Keep it clean. Stay on topic. No spam.

You can use these tags:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

This is a Gravatar-enabled weblog. To get your own globally-recognized-avatar, please register at Gravatar.

Я не робот.